20.04.2018

Ядро маленького чемпиона. Интервью команды C3D Labs журналу «Стимул»

Зачем 23 года назад АСКОН взялся разрабатывать собственное геометрическое ядро, почему американские разработчики пишут софт на российском ядре и появится ли тяжелый САПР на C3D, об этом журналу «Стимул» рассказали руководитель разработки ядра C3D Николай Голованов и директор C3D Labs Олег Зыков.

Мы выбрали шесть вопросов из интервью, полную версию читайте на сайте журнала «Стимул».


Николай Голованов, руководитель разработки C3D Labs
Фото: Стимул
— Почему вы решили разрабатывать свое ядро, хотя вариантов ядер в мире достаточно много? Что дает вам собственное ядро?

Николай Голованов: Наша материнская компания АСКОН была создана в 1989 году, и ее первым продуктом был плоский графический редактор КОМПАС-График, которому трехмерное ядро было не нужно, но уже в середине девяностых стало понятно, что будущее за трехмерными САПР. Когда это все начиналось, CAD-систем на персональных компьютерах практически не было, они были на рабочих станциях. Ядра тогда стоили безумно дорого и не были адаптированы под Windows, а все наши продукты разрабатывались именно под него. Кроме того, мы находились на грани выживания и не могли себе позволить какие-то покупки. Легче было построить свое ядро, чем купить.

Сегодня наша разработка — это единственный в мире программный продукт, объединяющий в себе три важнейших компонента САПР: геометрическое ядро, решатель геометрических ограничений и конвертер данных. И у нас есть несколько функций, которых нет у других ядер, например возможность строить поверхность по криволинейной траектории с изломами. В определенных случаях это необходимо для моделирования.


Образующая кривая (синяя), направляющая кривая с изломами (розовая). Поверхность строится движением образующей кривой вдоль направляющей кривой

Олег Зыков: Все крупные игроки и лидеры рынка САПР пришли к тому, что у них есть собственные геометрические ядра. Свое ядро дает нам независимость, возможность делать что-то свое, учитывая нюансы, которых у других нет. Мы разрабатываем ядро и под Windows, и под Linux, и под Mac, и под мобильные платформы. Сейчас начали делать браузерную версию.

— А почему вы решили выйти на рынок со своим ядром и лицензируете его?


Олег Зыков, директор C3D Labs
Фото: Стимул

Олег Зыков: До 2012 года мы использовали ядро только у себя, внутри АСКОН, но в 2012-м решили, что, раз нам самим удалось сделать на его базе хорошую популярную систему автоматизированного проектирования КОМПАС-3D, то его можно вывести на рынок как самостоятельный продукт, а коллектив, который разрабатывает геометрическое ядро, выделить в отдельную компанию C3D Labs. Вот уже пять лет наше ядро — это лицензируемый программный компонент, который мы продаем. И с тех пор уже тридцать организаций лицензировали его — и коммерческие разработчики САПР, и промышленные предприятия, у кого есть свои команды разработки, кто делает свой софт, университеты в России и за рубежом.

— Известно, что ваше ядро лицензировали в Южной Корее…

Олег Зыков: Пять лет назад мы, естественно, начали с российского рынка, так как здесь нас знают и рынок более или менее знаком. Но где-то три года назад мы начали активно работать на зарубежных рынках, адаптировали продукт, перевели все, что необходимо. Сейчас у нас есть клиенты в Южной Корее, в Японии, в Индии, в Турции, в Швеции, Китае и в США. США для нас сейчас стали основным экспортным рынком, уже есть несколько клиентов, самый известный из которых Altium.

— Как они объясняют, почему покупают ваше ядро, а не других компаний, которых довольно много?

Олег Зыков: По большому счету компаний, которые готовы продавать ядро, в мире всего две. Их ядра легко лицензировать, и они массово используются. Это ядро Parasolid компании Siemens PLM и ядро ACIS компании Dassault Systèmes. Кроме их продуктов есть только open-source решения с исходным кодом. Между ними, по сути, никого нет. А на рынке достаточно много малых и средних компаний, которым неудобно работать со столь крупными корпорациями, неудобна их бизнес-модель, цена. И вот в этой нише мы себя и позиционируем.

— А на основании чего заказчики выбирают то или иное ядро?

Олег Зыков: Когда перед разработчиком встает задача приобретения ядра, он, естественно, обращается ко всем этим компаниям и берет продукт на тестирование. Цикл продажи ядра — очень длинный и тщательный процесс, потому что ошибка в выборе ядра очень дорога. Он занимает и год, и два, а иногда и три. Как выбирают? Смотрят функционал, смотрят реакцию нас как компании на вопросы, которые у них возникают, на запросы доработок, смотрят на лицензионную политику, на готовность адаптироваться под бизнес-модель заказчиков. По сумме этих факторов идет выбор. И мы часто выигрываем.

— Существуют САПР трех типов — разной тяжести. Ваше ядро обслуживает САПР какой тяжести?

Николай Голованов: Ядро живет и развивается по задачам САПР, которая на нем построена. То есть ядро не может существовать само по себе. Оно не может быть тяжелым, средним или легким. Сейчас по факту на нашем ядре базируются средние САПР. Но есть какие-то очень узкоспециализированные продукты, которые не ложатся в эту классификацию.

Но если говорить о тяжелой САПР в нынешнем классическом понимании, то, наверное, если подобный заказчик у нас появится, мы справимся с этой задачей. Сейчас одна из областей такого функционала — гладкая стыковка поверхностей, которая необходима в тяжелой САПР для автомобилестроения и судостроения, и в новой версии ядра она у нас появится. То есть еще одна зона будет закрыта нами.


От проекта к готовому изделию. Судовой дизель-генератор ZE1600KZ на заводе «Звезда-Энергетика» в Петербурге — в «цифре» в КОМПАС-3D на ядре C3D и в металле

Google+